Инструменты пользователя

Инструменты сайта


Паяльник

Волка и танцора ноги кормят, лектора и певца — голосовые связки, а меня лично кормит паяльник. Потому к паяльнику я отношусь с особым вниманием, заботой и любовью.

Такому бережливому обращению с этим нехитрым инструментом научил меня мой друт Славка.

Окончил я институт. И тут какой-то циклон чуть было не выдернул меня из большого комфортабельного города и не унес куда- то далеко от привычных мест… Но мне протянул руку Славка. Я уцепился. А он ухватился за руку своего отца. Тот — за одно большое дерево, корни которого глубоко сидели в местной почве, а могучий, высокий ствол и пышные ветви стояли над всякими мелкими кустарниками и хилыми деревьями, защищая их от стихийных бедствий, но и лишая в некоторой степени солнечного света…

В числе тех мелких растений оказался и я. Иными словами, после института я не поехал по направлению, а остался при помощи Славки в своем городе. Славка устроил меня к себе в лабораторию при НИИ, где он сам числился по ведомости зарплат то ли старшим инженером, то ли младшим научным сотрудником. Славка взял меня в лабораторию электронно-вакуумных приборов. И при этом он намекнул, что диоды, триоды, пентоды ничего общего не имеют с историческим факультетом, который я окончил. Но в то же время Славка выразил надежду, что я, как и многие их сотрудники, сумею быстро адаптироваться. А для начала нужно научиться обращаться с паяльником.

Итак, первый мой рабочий день.

— Вот твой рабочий стол, — сказал Славка, — а это твой паяльник.

Сам Славка удобно устроился за своим рабочим столом, на котором стояли генератор, осциллограф, тестер и лежала масса всяких радиодеталей, конечно же, стоял на подставке паяльник. Словом, рабочий беспорядок, как выразился сам Славка. Он включил свой паяльник в электросеть и мне сказал:

— Включай паяльник. И всегда, как приходишь на работу, сразу включай паяльник, чтоб он постоянно был горячий. Начальству это нравится…

Я включил паяльник.

— А теперь, — сказал мой наставник, — пойдем покурим, пока нагреются паяльники.

Мы вышли в коридор. Сели на диван. Закурили.

— Знаешь что, — начал Славка, — ты сегодня первый день на работе, и тебе нужно понять многое, уловить суть творческой деятельности в нашей лаборатории и в НИИ в целом. От этого зависит твой успех в коллективе. Я надеюсь, ты быстро научишься держать паяльник, но этого недостаточно, есть еще психологическая сторона контактов с сотрудниками, какую бы ступень на служебной лестнице ни занимал…

Я слушал и кивал головой.

— Главное, — продолжал Славка, — не отказывайся от работы и в то же время старайся не делать ничего, иначе создашь работу для других, а этого здесь тебе не простят!.. Пусть никто не знает, что ты делаешь, о чем думаешь. А со стороны ты должен выглядеть умным, серьезным, сосредоточенным, готовым выполнить любое задание…

— Я не понимаю, — говорю, — кому нужен такой маскарад, и неужели он называется и является творческой работой?!

— Можешь называть, как хочешь, — отвечает Славка, — но в этом маскараде участвуют многие наши сотрудники. Вон, видишь, по коридору выделывает всякие кренделя намалеванная девица в прозрачной кофте, коротенькой юбчонке, на высоченных «копытах-платформах». Ведь она не на пляже, а на работе, если я не ошибаюсь. А в голове у нее в данный момент научные проблемы? Нет, она думает о том, любуемся ли мы ее полупляжной одеждой и фигурой… Увидишь, так она и будет бродить целый день из отдела в отдел с важным видом, держа в руках какую- нибудь пустую бумагу…

В другом конце коридора в это время несколько мужчин дымили сигаретами и хохотали.

— Смотри на них! — сказал Славка. — Они заняты наукой, да? Анекдоты травят, говорят о футболе, хоккее и о женщинах (о чужих, конечно). Иди-ка посмотри, паяльники, наверно, уже перегрелись. Выключи, пусть немного остынут, а то перегорят еще!..

— Я пошел и выключил паяльники. Вернулся в коридор к Славке.

— Чем занимается наш НИИ? — спросил я у него. — Какие жизненно важные проблемы решает, используя научно-технический прогресс?..

— Смотри! — воскликнул Славка. — Я же сказал! Вон, та девица опять демонстрирует моду и рекламирует сигареты. Так и будет курсировать по комнатам. У нас немало таких прихлебателей возле науки. Кого отец пристроил, кого — дядя или тетя, а кого — так называемые друзья… Этих финтифлюшек нельзя трогать, если они тебя не трогают, лишь бы они тебя не трогали, ведь неизвестно, кто стоит за ее спиной. Им нужно говорить дежурные комплименты, угощать сигаретами, подносить зажигалки вовремя… Кстати, дай-ка сигарету. А паяльники выключил? Они всегда должны иметь постоянную температуру! Стабильность — великая вещь!..

— Выключил, — ответил я, — а сигареты у меня кончились.

— Тоже наши сотрудницы, — заметил Славка, кивнув в сторону группы женщин, вернувшихся с покупками, — отовариваются только в рабочее время… Послушай! Буфет, наверное, открылся. Пойдем купим сигареты. Ты только сначала иди включи паяльники, а то остынут.

Я включил паяльники, и мы спустились в буфет. Там несколько человек уже пили пиво. Мы купили пачку сигарет, коробку спичек И на сдачу пять бутылок пива.

— Ты спрашивал, чем занимается наш институт? — вспомнил Славка, сделав глоток пива. — В общем, жизненно важными научно-техническими проблемами. Так сказать, несем свет в массы. У нас двенадцать этажей. Много отделов, лабораторий. Почти все руководители отделов и лабораторий пишут диссертации и защищаются. У каждого забота: скорее бы остепениться! Недавно даже наш завхоз защитился. Наш этаж, в частности, занимается усовершенствованием предохранителей. Кстати, помнишь, кто создал предохранители?

— Кажется, — отвечаю я, — Томас Эдисон.

— Да, — улыбается Славка, — он, а в нашем НИИ над этим работает целый этаж, вернее, десятки и сотни людей делают вид, что создают то, что создано в прошлом веке одним человеком… Несколько человек уже защитили кандидатские, один — докторскую. Второй этаж бьется над обыкновенным поворотным выключателем, изобретателем которого, как известно, тоже был Эдисон.

— Он же, кажется, был автором счетчиков электрической энергии, — подхватываю я, — придумал параллельное включение электрических лампочек в сеть. Построил первую в мире электростанцию…

— У нас тоже эти проблемы решаются. Соответственно на третьем, четвертом, пятом, шестом этажах. Разумеется, и защищаются… Как там, интересно, паяльники? Пошли-ка поднимемся.

Мы зашли в нашу комнату и сели за рабочие столы.

— Ба-а! — воскликнул Славка. — Время-то, время! Пока мы с тобой болтали!.. Пора на обед. Выключай паяльники. Пошли. Обедать буду я дома. Если вернешься раньше меня, то не забудь включить паяльники и подымить…

С обеда Славка пришел с большим опозданием. Но я вовремя включил паяльники и успел надымить. Славка сел за стол, достал книгу.

— Совершенствуя технику, — сказал он, — нельзя забывать и о себе! Надо читать специальную техническую литературу, это официально разрешено. Так как теперь техника на грани фантастики, то можно почитать и фантастическую беллетристику… Есть еще у нас специальные библиотечные дни, — продолжал Славка, не отрываясь от книги, — пойдем завтра в библиотеку. Ах, да! Ты же спрашивал, чем занимаются остальные этажи. Седьмому этажу от Эдисона досталось усовершенствование электрических лампочек накаливания, хотя Эдисон еще при жизни придал ей современный вид. Но есть еще там над чем попыхтеть при желании, есть о чем защищаться…

— А «эффект Эдисона» кто изучает и усовершенствует? — спрашиваю я. — Ведь он первый обнаружил, что накаленные током нити испускают электроны, что теперь применяется во всех вакуумных электроприборах и радиолампах.

— Двенадцатый этаж, — отвечает Славка, — и защищается…

— Чем же заняты 8, 9, 10, 11-й этажи? — любопытствую я.

— Забываешь, друг! — улыбается Славка. — Ведь Томас Эдисон значительно улучшил технику передачи электрического тока по проводам и систему электрического освещения. Создал фонограф — прибор для записи и воспроизведения звука…

— Также ему удалось улучшить, — вспоминаю я, — телеграф, телефон, кинокамеру, пишущую машинку и многое другое. Кто же продолжает эти дела? Наш НИИ так загружен!..

— Не один же наш институт на свете! — говорит Славка. — Вон слева от нас, справа, напротив… Все НИИ, да еще покрупнее нашего! Слушай, стажер! Время-то, время! Выключай паяльники. Пора по домам. Без двадцати уже. Всегда выключай паяльники заранее, чтобы успели остыть до ухода. По технике безопасности так положено. Еще не забывай вырубить общий рубильник. При выходе отбей карточку: «Приход… Уход». Не забывай! Это главное!.. Научу. И за меня будешь отбивать… Что ты молчишь? И вид у тебя какой-то странный?

— Знаешь, Славка, — говорю, — мне почему-то стало страшно. Вдруг появится в нашем НИИ какой-то Томас Эдисон, ну, такой же, как он, талантливый одаренный?! Тогда что? Нас, бездельников, разгонят?!

— Дурачок ты! — ласково говорит Славка, по-дружески похлопав меня по плечу. — Ты подумал, что говоришь? Ты же знаешь, что у Томаса Эдисона было всего-навсего начальное образование! А у нас без диплома не берут!.. Даже по протекции! Так что успокойся! Выключай паяльники. Пошли по домам!..

Я выключил паяльники. Вырубил общий рубильник. И мы по. шли домой. При выходе отбили «Уход».

Автор: Артур Джалан

Обсуждение

Ваш комментарий:
  _____   __  ______
 / ___/  / / /_  __/
/ /__   / /__ / /   
\___/  /____//_/
 

Инструменты страницы